Оглавление    

§ 163. Синонимическое использование прилагательных и косвенных падежей существительных

В одинаковой функции определения могут выступать прилагательные и однокоренные с ними существительные в косвенных падежах без предлогов или с предлогами, например: отцов дом — дом отца, горная вершина — вершина горы, книжный шкаф — шкаф для книг, орфографические упражнения — упражнения по орфографии. При выборе одной из двух параллельных конструкций следует учитывать присущие им в условиях контекста оттенки значения и стилистические особенности (книжный или разговорный вариант, оттенок устарелости, экспрессивную окраску) (см. ниже).

  1. В парах рабочие завода — заводские рабочие, работа ученика — ученическая работа, решетка сада — садовая решетка первые сочетания имеют более конкретное значение (подразумеваются рабочие завода, о котором идет речь, работа конкретного ученика, решетка определенного сада), а вторые — более общее; в первом варианте названы два «предмета», во втором — предмет и его признак. Ср. в контексте:

    Рабочие завода кончили свою смену. — Заводские рабочие составляют высокий процент людей, занятых физическим трудом;

    Работа ученика была оценена как хорошая. — Рецензируемая повесть — далеко не зрелое произведение, это еще ученическая работа;

    Решетка сада покрашена в зеленый цвет. — Садовая решетка ограждает и защищает зеленые насаждения.

    Ср. также: Помощь брата была весьма своевременна. — Они оказали мне подлинно братскую помощь.

  2. Прилагательные-определения имеют значение качественной характеристики, указывают на отличительный признак предмета, характерный и устойчивый, а существительные в косвенных падежах выделяют какое-либо конкретное значение (принадлежность, происхождение, назначение и т. д.). Ср.:

    отцовский дом — дом отца (принадлежность);

    ротный командир — командир роты (отношение между предметами);

    профкомовская проверка — проверка профкомом (производитель действия);

    паровозная труба — труба паровоза (отношение части к целому);

    изумрудный цвет — цвет изумруда (определительные отношения);

    утренняя зарядка — зарядка по утрам (обстоятельственные отношения);

    марокканские апельсины — апельсины из Марокко (происхождение);

    лабораторное оборудование — оборудование для лаборатории (назначение);

    бронзовая люстра — люстра из бронзы (материал);

    малиновый джем — джем из малины (вещество);

    часовая цепочка — цепочка от часов (отделительные отношения: называется один предмет в отрыве от другого).

    В зависимости от контекста избирается один из приведенных выше вариантов. В обобщенном виде можно указать, что чаще используются сочетания прилагательного с существительным, чем сочетания двух существительных.

    Так, обычны конструкции шерстяное кашне (а не «кашне из шерсти»), кожаные перчатки (а не «перчатки из кожи»), позволяющие указать на характерный признак предмета, а не только на материал, из которого сделан предмет.

    Обычны также сочетания грузинские вина (а не «вина из Грузии»), тихоокеанская сельдь (а не «сельдь с Тихого океана»), оренбургский платок (а не «платок из Оренбурга»), поскольку важнее дать качественную характеристику предмета, чем указать на его происхождение. Ср. разрыв этой последней связи в таких сочетаниях, как рижский хлеб, полтавская колбаса, английская булавка и т. п.

    Употребительнее сочетания детские игрушки (а не «игрушки для детей»), писчая бумага (а не «бумага для письма»), рабочий стол (а не «стол для работы»), так как в них показывается не только назначение, но и отличительный признак предмета.

    Вместе с тем следует указать, что в некоторых случаях каждый из двух вариантов имеет свои преимущества. Так, в паре взобраться с обезьяньей ловкостью — взобраться с ловкостью обезьяны в пользу первой конструкции говорит ее более широкая применимость (понятие «обезьянья ловкость» шире понятия «ловкость обезьяны», так как эту ловкость может проявить и человек и животное); в пользу второй конструкции говорит ее образность: мы не только определяем слово ловкость, но и вызываем представление о носителе признака — обезьяне. Кроме того, у второй конструкции богаче выразительные возможности, так как она позволяет полнее и точнее характеризовать зависимое существительное при помощи определяющего его прилагательного; ср.: вой волков — вой голодных волков (чего нельзя сделать при сочетании волчий вой).

    Ср. также оправданность каждого варианта в паре: Постучавшись, я взялся за дверную ручку. — На столе лежала ручка от двери.

  3. Параллельные обороты могут расходиться в своих значениях, выражать различный смысл. Ср.:

    В укрупненном колхозе имеются настоящие городские улицы (а не «улицы города»). — До появления в Москве электричества улицы города освещались газовыми рожками (а не «городские улицы»);

    В области создан новый городской центр. — После реконструкции у нас создан новый центр города.

  4. Сочетания с прилагательным-определением могут иметь переносное значение (ср.: тело покрылось гусиной кожей, смешна его журавлиная походка, продвигаться черепашьим шагом), терминологический характер (кукушкины слезки, рыбий жир), метафорическое употребление (человек на тонких, птичьих ногах).

  5. Стилистическое различие проявляется, например, в паре рассказы Толстого — толстовские рассказы (второй вариант имеет разговорный характер).